Как известно, причинами ухода бывшего главы Бурятии Вячеслава Наговицына явились многочисленные ошибки в различных сферах, в том числе в кадровой политике. К примеру, одним из таких просчетов стало его проталкивание Закона «Об образовании в РБ» в 2013 году. В результате бурятский язык был выведен за рамки изучения в школе и сделан факультативным, что сразу привело к отказу от изучения языка во многих районах республики.

При этом ни для кого не является секретом, что традиционно народы Бурятии ставили главным приоритетом для своих детей получение высшего образования. Об этом свидетельствует и высокий образовательный уровень населения, и статистика. В стремлении получить качественное образование многие молодые люди уезжают за пределы республики и даже за пределы страны.

Поэтому, по мнению многих, рейдерский захват Бурятского госуниверситета, осуществленный в январе 2015 года фактически под руководством ушедшего главы Наговицына и его окружения, стал неприемлем для многих жителей Бурятии, выпускников БГПИ и БГУ, депутатов Народного Хурала РБ и общественности. В ответ сотрудники БГУ и общественность республики провели три многочисленных протестных митинга, депутаты созвали две внеочередные сессии Народного Хурала в 2015-м и 2016 годах с единственным вопросом в повестке «О ситуации в БГУ».

Не менее важным вопросом был для всех – кого назначили исполнять обязанности ректора? Какая команда вдруг возглавила университет? Поскольку для коллектива и.о. ректора Мошкин был темной лошадкой, к университету никакого отношения не имевший до того. И здесь всех ждало полное разочарование…

Как представил его бывший глава РБ Наговицын, Мошкин - это «солдат, который будет исполнять все поручения правительства». Быстро выяснилось, что никакого опыта руководства вузом у него нет: не был ни заведующим кафедрой, ни деканом, ни проректором. Научная специализация Н.И. Мошкина в области сельского хозяйства 05.20.03. – «эксплуатация, восстановление и ремонт сельскохозяйственной техники», никоим образом не соответствующая профилю классического университета.

Одним из первых шагов Мошкина на посту и.о. ректора БГУ было незаконное изменение Устава учебного заведения - без обсуждения с трудовым коллективом, как это было предусмотрено предыдущей редакцией Устава. Это позволило полностью вывести профессорско-преподавательский коллектив из процесса принятия решения о руководителе университета и отдать этот вопрос формально в ведение федеральных чиновников, а фактически – в ведение уже отставного г-на Наговицына. До сих пор идут судебные процессы по этому делу, в ходе которых, надеемся, будут даны правовые оценки незаконных действий Мошкина.

Далее изучение докторской диссертации Мошкина показало наличие большего объема недобросовестных заимствований без ссылок на авторов, в народе именуемых словом «плагиат», то есть более чем 100 страниц сплошного копирования текстов диссертаций других авторов. Этот и другие факты были установлены в ходе судебных заседаний, при этом еще была обнаружена местами профанация научного исследования (Н.И. Мошкин заменил в тексте исследования одну марку исследовавшихся машин на другую, оставив полученные фактические данные неизменными). Это исчерпывающим образом характеризует Н.И. Мошкина как ученого. Далее один и тот же текст диссертации мошкинские «ученики» А.В. Лагерев (2009), А.В. Алексеев (2012) защитили под его руководством, он же способствовал защите того же текста в качестве оппонента в диссертации Д.Д. Базарова (2009).

Получение Н.И. Мошкиным профессорского звания также произошло при сомнительных обстоятельствах. А именно на момент подачи документов на звание профессора у него не было трех учебно-методических пособий, что являлось необходимым условием получения ученого звания «профессор по кафедре». Этот подлог был установлен в ходе недавних судебных заседаний в 2017 году. Также в суде исследовался факт подлога документов как при поступлении на госслужбу, так и нарушение ФЗ №79 «О Государственной гражданской службе РФ» при последующей работе на государственной службе.

Наконец, кто стал ближайшими сподвижниками нового ректора? Проректор А.Н. Макаров, который на протяжении долгого периода – в течение 4 - 5 лет представлялся доктором экономических наук, он даже выставил эту информацию на официальном сайте БГУ. После официального запроса в ВАК Минобрнауки РФ было установлено, что у него нет ученой степени доктора наук. Затем он пытался обмануть всех во второй раз, сообщив, что якобы он защищался не в России, а в Бостонском университете США. После того как и это «вранье» также было опровергнуто, он снял упоминание о своей докторской степени с официального сайта БГУ

Выдвижение Н.И. Мошкина на должность ректора Бурятского госуниверситета в апреле 2016 года прошло со значительными нарушениями – опять же с предоставлением заведомо недостоверных или несуществующих документов. Так, на заседании ученого совета БГУ 28 апреля 2016 года, на котором состоялось выдвижение врио Мошкина на должность ректора, было зачитано несуществующее письмо из Минобрнауки, которое фактически поступило 15 дней спустя, то есть 13 мая 2016 года.

И сколько же еще терпеть университету такого, с позволения сказать, «ректора»?