За фасадом обычной работы временного правительства Бурятии скрывается ожесточенная «подковерная» борьба за посты в министерствах и ведомствах. Всем понятно, что состав будущего республиканского правительства, которое обретет постоянный статус после выборов главы РБ 10 сентября 2017 года, формируется уже сейчас. И шанс на выживание есть у тех, кто проявит себя в глазах врио главы РБ Алексея Цыденова, а также у тех, кого не коснется тень подозрения в каких-либо махинациях.

«Подковерная» борьба

Так, после задержания и домашнего ареста Баира Балханова, главного врача ГАУЗ «Детская клиническая больница с центром медицинской реабилитации», мгновенно разнесся слух о грядущей отставке министра здравоохранения РБ Валерия Кожевникова.

Впрочем, в республиканском правительстве есть и те, кто чувствует себя достаточно уверенно, как, например, и.о. министра образования и науки РБ Баир Жалсанов. Он уже пересел в кабинет министра, на двери которого красиво золотыми буквами уже, говорят, написано «врио министра образования и науки Республики Бурятия». Хотя он является, можно сказать, дважды врио – сначала был назначен исполняющим обязанности, когда заменил ушедшего в Госдуму РФ Алдара Дамдинова, а затем вместе со всеми министрами ушел в отставку после назначения врио главы Бурятии Алексея Цыденова. Однако, как говорят, он уже полностью чувствует себя, как говорится, «на коне».

Тем не менее, вероятно, некоторые переживания у врио, и.о. министра образования все-таки есть.

Про Баира Жалсанова стали говорить, что он на министерском посту «не тянет», уровень компетентности не тот… Впрочем, это, вероятно, предполагалось и при его назначении в качестве и.о. министра.

«Подмоченная» репутация

Совершенно понятно, почему Баира Жалсанова, который ранее был заместителем министра образования РБ, сразу не утвердили министром. Были, по всей видимости, определенные сомнения. И значительную роль в этом сыграла ревизия Счетной палаты РБ, которая проверяла лицей, директором которого был Баир Жалсанов, в 2015 году.

Напомним, что тогда по городу циркулировали слухи о том, что в лицее, который стал одним из элитных средних учебных заведений республики, вымогают деньги. Слухи утверждали, что деньги в лицее берут за поступление детей в лицей, затем ежемесячно за их содержание в интернате лицея и даже за экзамены. Мол, аттестаты зрелости не отдавали, пока тот или иной родитель не выплатит определенную сумму.

Так вот, в основном данные проверки Счетной палаты РБ подтвердили значительную часть подобных слухов. 31 марта 2015 года коллегия Счетной палаты РБ под председательством Евгения Пегасова рассмотрела результаты проверки лицея. Вот выдержка из представления лицею-интернату по результатам контрольного мероприятия «Проверка деятельности государственного бюджетного общеобразовательного учреждения «Республиканский бурятский национальный лицей-интернат №1» за 2013 - 2014 годы»:

«Заключенные директором Лицея-интерната №1 Жалсановым Б.Б. договоры пожертвования (дарения в общеполезных целях) с родителями учащихся на передачу школе в качестве пожертвования 1500 рублей, 1000 рублей или 750 рублей ежемесячно и в течение учебного года предусматривали обязанности родителей по периодическому внесению пожертвований, причем в фиксированных суммах, что свидетельствует об отсутствии добровольности передачи денежных средств».

Причем, как выяснили аудиторы Счетной палаты РБ, «за счет средств родителей произведены расходы не на улучшение качества образовательного процесса, а на получение дополнительной материальной выгоды. Так, в 2013 году из поступивших средств направлено на различные выплаты и доплаты отдельным работникам 69,2% от поступивших средств (4154,7 тыс. рублей), в 2014 году – 34,8% (1116,8 тыс. рублей).

В нарушение пункта 5.3. трудового контракта от 01.03.2007 неправомерно начислена доплата (источник – средства родительской оплаты) директору Жалсанову Б.Б. в сумме 412,6 тыс. рублей».

Поступающие от родителей средства частично куда-то «испарялись». «Например, в январе 2013 года принято бухгалтером-кассиром денежных средств от родителей в сумме 1 173,1 тыс. рублей, сдано 591 тыс. рублей, в марте 2013 года – 900,1 тыс. рублей, сдано 504,9 тыс. рублей, в январе 2014 года – 587,4 тыс. рублей, сдано 399,5 тыс. рублей». То есть от 100 тыс. до полумиллиона рублей ежемесячно уходили «налево»?

Счетная палата РБ нашла очень много нарушений в лицее, тем не менее на самом Баире Жалсанове это практически не сказалось, ведь к тому времени он уже трудился в должности замминистра – с 19 декабря 2014 года. А республиканское правительство тогда «своих» не выдавало даже под шквалом критики общественности. В конечном итоге эта позиция руководителя правительства РБ привела к созданию у многих членов правительства «токсичной репутации». В конце концов, это стоило Вячеславу Наговицыну досрочной отставки.

Можно предположить, что эта система поборов в лицее вполне может характеризовать выраженные корыстные интересы Б.Б. Жалсанова. И это, в свою очередь, может говорить о том, что при работе в сфере образования у него могут быть совсем другие приоритеты, нежели развитие «разумного, доброго, вечного». И, скорей всего, система поборов продолжает процветать в лицее, директором которого является друг «дважды врио министра».

Вымогательство взятки

Слухи также связывают Баира Жалсанова с одним неприятным эпизодом в деятельности Минобразования Бурятии в том же 2015 году. Напомним, что тогда директор бюджетного учреждения «Региональный центр обработки информации и оценки качества образования» Веллингтон Доржиев был обвинен в вымогательстве взятки. Было возбуждено уголовное дело, после завершения следствия дело поступило в суд. В перерыве между судебными заседаниями Доржиев попытался повеситься.

По версии следствия, которую излагал в свое время еженедельник «МК в Бурятии» весной 2015 года,в ходе подготовки и проведения конкурса на оказание услуг по разработке программного продуктадля «Регионального центра обработки информации и оценки качества образования» у директора этого ГБУ Веллингтона Доржиева «возник умысел на незаконное обогащение». Проще говоря, на вымогательство взятки за своевременное подписание акта.

Однако подрядчик отказался давать деньги. Впоследствии под давлением директора бюджетного учреждения подрядчик был вынужден согласиться отдать 100 тыс. рублей, что составляло 25% от суммы контракта – 366 тыс. рублей. При этом он обратился в правоохранительные органы с заявлением о вымогательстве взятки. Вымогатель Доржиев был арестован, а затем осужден на 7 лет лишения свободы по п. «б» ч. 5 ст. 290 УК РФ («Получение взятки»).

Так вот, согласно слухам, замминистра Баир Жалсанов мог быть причастен к этой скандальной истории. Рассказывают, что он мог быть заинтересован в победе на этом конкурсе другого подрядчика, с которым можно было «попилить» бюджетные деньги опять же в пользу РБНЛИ. Но тот проиграл конкурс. И вот тогда Доржиев вдруг почему-то начал «давить» на выигравшего конкурс подрядчика с тем, чтобы «снять» с него деньги. А деньги этой взятки могли предназначаться не только для него…

Очковтирательство с уровнем зарплаты

И, наконец, есть объективные данные, которые говорят о низком качестве работы Министерства образования и науки РБ. Не так давно активисты ОНФ в Бурятии провели мониторинг заработных плат работников образования в республике. Этот мониторинг выявил, что средний уровень зарплаты педагогов, отраженный в официальной отчетности, значительно отличается от заработной платы, получаемой учителями.

- Средняя зарплата педагогов в Бурятии в декабре составила 19,6 тыс. рублей, что значительно ниже средней заработной платы в регионе, – сообщила руководитель региональной рабочей группы ОНФ «Образование и культура как основы национальной идентичности» Наталья Сандакова.

Тогда как, по данным территориального органа Федеральной службы госстатистики по РБ, зарплата педагогических работников образовательных организаций общего образования за январь-сентябрь 2016 года составила 29 тыс. 149,5 рублей. Разница с официальной статистикой составляет примерно 10 тыс. рублей. Кроме того, наряду со снижением уровня зарплат участились факты их задержки и невыплаты.

Тут есть два возможных объяснения расхождения реальной и отчетной зарплаты учителей Бурятии. Первое – министерство подает завышенные отчетные данные, чтобы создать видимость выполнения знаменитых «майских» указов президента Владимира Путина. Второе – зарплаты учителям начисляются на отчетном уровне, но часть этих начисленных средств «испаряется», как в том случае с лицеем. В любом случае эту скандальную ситуацию необходимо предметно исследовать и дать соответствующую оценку деятельности «дважды врио» министра.