По подпрограмме «Реализация информационной политики в Республике Бурятия» из бюджета на 2017 год предусмотрено 54 млн 473 тыс. 200 рублей. Из них 18 млн 52 тыс. рублей – прямое финансирование издательского дома «Буряад унэн». Остальные средства в большей части распределяются через торги.

Условия и содержание этих госконтрактов делают СМИ в республике «импотентными». Ведь они перестали выполнять возложенные функции - глас и совесть народа.

У нас неправильно фокусируется внимание аудитории на наиболее актуальных аспектах развития общества. Если усредненно определяются болевые точки социальной жизни, то практически полностью отсутствует зона анализа событий и явлений, имеющих значение для экономики, бизнеса, чиновников и общественности Бурятии.

Функция критики

По сути, наши СМИ должны быть проводником и посредником в отношениях населения с властью. На фоне почти массовой «импотенции» бурятских медиа различные общественные группы, оппозиция, гражданские активисты не имеют возможности выражать свою позицию, формулировать и представлять свои интересы во власти, на широкую аудиторию. Эти функции сейчас уходят в социальные сети, где люди пытаются докричаться до власти. И это проблема СМИ, которые с каждым днем теряют свою аудиторию.

Как следствие неправильной политики финансовой поддержки со стороны власти, полностью отсутствует функция критики и контроля. Наши СМИ не исполняют функции общественного контроля над деятельностью чиновников. Ведь влияние обычно происходит через формирование критического общественного мнения. Именно так реализуется особый ресурс, именуемый «четвертой властью», которого у нас в республике почти нет.

И в условиях отсутствия объективной оценки страдают жители республики. У нас формируется деформированное общественное мнение, которое бесполезно для решения жизненно важных задач. Также обществом и гражданами не инициируются справедливые политические предложения путем гласной постановки проблем.

Непредвзятость публичных высказываний СМИ должна повышать активность гражданских институтов в республике, вынуждая корректировать и уточнять их свои действия. В дальнейшем это отражается на общем развитии Бурятии как сообщества думающих и активных граждан.

Деградация СМИ?

Более того, все чаще масс-медиа в республике используются для подавления общественного мнения и деятельности гражданских активистов, оппозиции, то есть происходит обратный процесс. Деградированные бурятские СМИ перестали беспокоиться о своей репутации, во главе угла у них госконтракты. На общественное мнение они попросту наплевали, считая отношения СМИ и чиновников «интимным делом», куда общественность не должна совать свой нос.

Их попытка не афишировать перед широкой аудиторией наличие и условия финансирования со стороны власти, замалчивать эту тему наводит на тяжелые раздумья. Ведь одним из направлений деятельности журналиста является придание огласке всякого рода финансовых отношений власти с бизнесом. По сути, обществу сейчас нужен контроль над самими журналистами в их отношениях с властью.

Кроме того, вскрылись факты финансирования со стороны власти блогеров, не имеющих достаточной аудитории, посещаемости их сайтов. Это приводит к нерациональным, неэффективным тратам бюджета республики. Также вскрылись факты финансирования зарегистрированных сетевых СМИ, которые, по сути, являются новостными агрегаторами, не производящими актуальный информационный контент. Их посещаемость в пределах статистической погрешности лидеров отрасли, при этом они получают равное финансирование. Эта несправедливость создает конфликтную ситуацию внутри отрасли.

Если говорить про эффективность государственных затрат, то лучше сопоставить суммы, которые, например, расходуются на Издательский дом «Буряад Унэн» из бюджета с их тиражом и аудиторией (читателей) в Сети. В этой связи появляются справедливые и резонные вопросы к чиновникам. Сравните финансовые затраты любого коммерческого СМИ с таким же тиражом и аудиторией с вышеперечисленной правительственной газетой. Куда уходят наши деньги, почему они расходуются непродуктивно и неэффективно?

Два лагеря

Однако в республике есть СМИ, которые в неравных экономических условиях пытаются бороться с нерадивыми чиновниками, тогда как большинство СМИ готовы пиарить власть любой ценой ради куска хлеба.

Именно непрозрачные, предвзятые отношения высшей власти республики со СМИ бросают тень как на саму власть, так и на исполнителей этих госзаказов. Задача власти сделать эти отношения открытыми для общества.

Причиной «импотенции» бурятских медиа является попытка власти создать положительный имидж при плохой игре. И медиа идут на такое «сотрудничество» ради финансовой подпитки в ущерб объективности мнения, становясь рупором этой власти. То есть работают не для аудитории и ради того, что интересует людей, а для того, чтобы засчитать публикации и исполнить госконтракт. Это не журналистика и журналисты, а PR-отделы и внештатные сотрудники комитета по информационной политике администрации главы и правительства Бурятии, возглавляемого Ириной Смоляк.

Лишить государственного финансирования медийной отрасли было бы непродуманным шагом, который приведет к непредсказуемым последствиям. Перед нашей властью должна стоять задача сохранить финансирование. Но при этом надо сделать так, чтобы не деградировали масс-медиа и сама власть.

Как это можно сделать?

Не надо ставить телегу впереди лошади. В первую очередь, эти чиновники должны понимать, что работать надо на результат, а не на пиар. И результат успешной деятельности власти является позитивным пиаром. Исходить надо из этих понятий и что результаты могут появиться только при критической оценке собственной деятельности.

И СМИ должны работать на результат. Работа ради лестной оценки, которая превратилась в ложь, была ошибкой команды пиарщиков Наговицына, которая ни к чему хорошему не привела. И экономика (как основной фактор оценки) по всем показателям ушла в минус.

Надо прописать (законодательно закрепить) в условиях этих госконтрактов обязательность указывать платность любого информационного контента, финансируемого из бюджетов всех уровней в республике. При этом конкретно указывать, какое ведомство, орган власти оплатили данный информационный материал. Именно после этого СМИ станут честными по отношению к своей аудитории, не теряя объемов финансирования из бюджета. Это позволит власти как заказчику правильно и верно формировать повестку дня, не пряча свое лицо, ибо идет прямой, незавуалированный контакт с читателями, обществом.

Госзакупки в этой отрасли станут прозрачными и подконтрольными обществу. Это позволит людям правильно формировать свое мнение, рассуждение относительно деятельности государственных мужей и институтов. Мнение общества является кнутом, который заставит чиновников вырабатывать нужные и верные решения. Значит, власть должна быть заинтересована в объективности таких рассуждений.

Такие взаимоотношения позволят участвовать в этих госконтрактах оппозиционным СМИ без ущерба для собственной репутации. По природе вещей, независимые медиа первыми сигнализируют обществу о назревающих социальных и политических конфликтах, проблемах, фактах коррупции, вынуждая чиновников анализировать ситуацию и вырабатывать ответные решения.

Должны быть исключены из контрактов (технических условий) размытые формулировки, позволяющие по-разному толковать, интерпретировать условия таких договоров. До сих пор непонятно, например, что такое «создание положительного имиджа Республики Бурятия», который можно трактовать так широко, что можно подвести под это любую публикацию. Или, например, «аналитический информационный материал».

Должны быть отдельно прописаны условия и расценки, по которым публикуются копипаста – копирование с других источников, в том числе с сайтов государственных органов, органов местного самоуправления, политических партий и пр.

Нужно прописать четкие критерии отбора исполнителей этих контрактов по тиражу, посещаемости, наличию лицензии СМИ. Начальная стоимость контрактов должна быть в прямой зависимости от тиража, реального количества подписчиков и посещаемости сетевых СМИ, рейтинга телеканалов. Так как это происходит в негосударственных отношениях с рекламодателями, на рыночных условиях.

Следует прописать механизм согласования публикаций, который может использоваться для давления на СМИ со стороны нечистоплотных чиновников. То есть содержание этих контрактов должно исключить произвольное, некорректное воздействие на исполнителя.

Лучше горькая правда

Если исходить из устоявшегося утверждения «лучше горькая правда, чем сладкая ложь», сама власть должна быть заинтересована в критической оценке своей деятельности со стороны граждан. В создавшихся условиях чиновники должны быть заказчиком формирования такого мнения. То, как это сделать, должно стать краеугольным камнем в выработке новой информационной стратегии в Бурятии. Желательно с новым руководителем профильного комитета в администрации главы республики.

Основным заказчиком формирования общественного мнения является администрация главы Бурятии, то есть глава РБ и председатель правительства. Финансовый ресурс гарант Конституции Бурятии должен использовать для контроля за чиновниками, министерствами, ведомствами, формируя критическое мнение в обществе, как было все описано выше. А не быть с ними заодно. Также глава Бурятии должен быть заказчиком выявления, обнародования негативных тенденций, проблем, фактов коррупции во всех сферах, будь то сельское хозяйство или межнациональные отношения.

В настоящее время журналисты по этим контрактам заняты созданием имиджа власти, а не поиском болевых точек, решение которых и приведет в конечном итоге к позитивной оценке власти со стороны. Именно тотальное финансирование без правильной постановки задач сделало наши СМИ беззубыми и инертными, где не вырабатывается осмысленный, нужный власти и обществу контент. Не потому, что нет запроса от общества, а потому, что нет запроса на это со стороны высших чиновников как основного заказчика.